Архив | 1:29 ПП

Афикоман — 2011

20 Апр

 

Passover

Passover

Веселый Афикоман.

Рассказ для красивого блога про идеальную семью.

Вчера я весь день ждала начала праздничного вечера! Семейные традиции не рождаются сами собой — их создают, строят и терпеливо взращивают, как яркий цветок на фоне стандартных будней жизни. Обычно этим занимаются мамы.

С удовольствием наколдовав у плиты по маминым рецептам, я ждала пятерых черешен домой. По этому поводу папа ушел с работы пораньше, и всю дорогу в машине готовил детей к сюрпризам праздника, рассказывая, как мы зажжем свечи, и прочтём Агаду, традиционную пасхальную притчу.

Дети забежали домой, преисполненные счастливого ожидания. «Хаг Самeах! Хаг Самeах!»  — поздравляли они меня с праздником, хвастаясь новой фразочкой на иврите. А какие сувениры они наделали в садике! У каждого в пакете был самодельный раскрашенный свиток под древние писания, красивая тарелка к Седеру и бокал для виноградного сока в наклейках, что и было торжественно мне вручено.

Мы были горды, когда при зажигании свечей Ноя красиво запела на иврите и прикрыла рукой глаза, как и полагается хорошей еврейской девочке. Новые серебряные подсвечники, подарок моего брата, сияли  на столе особенно нарядно. Папа рассказал вкратце историю исхода евреев из Египта, потом мы все вместе пели песни на иврите.

И, наконец, самая главная часть вечера для детей – поиск афикомана, спрятанного кусочка мацы. Дети носились по дому, подпрыгивая от нетерпения. Именно этого момента я ждала! Это веселое щебетание немного уставших от праздника детей и их ожидание подарка в обмен на находку всех нас развеселило. Мика бродила за всеми, не очень понимая, что именно потеряли, Даниэль искал афикоман в еде, Ноя и Адам  в сундуке с костюмами….

Стоп. Надо честнее описать вечер, а то потом сама правду забуду, и буду старушкой слезиться на этом месте, читая про Афикоман-2011. Еще раз:

Афикоман на мою голову.

Закрытый пост для  семейного архива.

Сказать, что день не совсем вчера удался — это ничего не сказать! С утра я забросила работу и побежала по магазинам в поисках кошерных продуктов. Сначала я позвонила подруге Лариске поплакаться о тяжестях подготовки. Она искренне посочувствовала, напомнив, что к ней самой прилетела мама, и все, что ей поручено, это купить мацу.

Поддержка получилась так себе, зато я разузнала, куда ехать за мацой. Зачем-то притаранив полмашины продуктов (голодная была), я засучила рукава и кинулась в ненавистный мне мир ножей и кастрюлек. Рыба на столе смотрела на меня «зверем», обещая ни за что на свете не превратиться во вкусные котлетки.

После целого дня уборок и готовок, я мечтала уже только о тихом отдыхе с книжкой в ванной. Шумная гвардия приехала раньше ожидаемого, ведь ради праздника Кранч ушел с работы в полпятого. Дети завалились почему-то сразу с ором и драками, перекрикивая друг друга и заставляя меня охать и ахать всем их поделкам одновременно, чему я уже была не рада. В гвалте упал Ноин пластиковый стаканчик, и я на него наступила ногой… Вечер начался истерикой.

Но вот, мы, наконец, все почти чинно расселись за заранее накрытым столом с белой скатертью. Зажгли свечи, Ноя  закрыла глаза руками (где она это видела?) и прочитала молитву шаббата, а мы так растерялись от этого, что сами забыли слова для Песаха. Потом мы долго сражались с Даниэлем, который все норовил загадать желание нового самоката и потушить свечи, грозя свалить на пол и раздолбать новые красивые подсвечники, которые мне подарил в последнюю встречу брат.

Кранч раскрыл красивую Агаду и набрал воздух для первой фразы. «Каа-ки!!!» — закричал Даниэль. Я помчалась с ним в туалет. После третьей ложной тревоги мы решили, что он над нами издевается, и махнули рукой. Тут Мика начала за столом с чувством втягивать и выпячивать живот, всячески демонстрируя нам, что праздник освобождения лично у нее начнётся с минуты на минуту.

Я с ужасом вспомнила Песах 2009, когда после отучения от памперсов были Адам и Ноя. Всё вернулось на круги своя — очередь младших нагадить нам в душу в праздничный вечер. Раздраженный Кранч не успевал и одной фразы закончить, как я снова неслась со всеми в туалет, ведь, как известно, у детей туалет- явление социальное, им надо всё детально вместе рассмотреть а заодно и пообщаться.

Через полчаса Даниэль опрокинул на стол бутылку открытого виноградного сока, залив всё, и виновато произнес: «Кака уже в штанах». Я вскочила и схватила его подмышку, смахнув со стола стеклянный бокал. В туалете я увидела, что Даниэль в ту же секунду, когда я сгребла в охапку его, сгреб в свою охапку мацу с тарелки, разбрасывая крошки на ковре, словно бедный Гензель из сказки братьев Гримм по дороге в лес.

Измотанные пасхальной семейной традицией, мы молча накормили детей и тихо нарезали им торт из мацовой муки. Перемазанные по уши, дети поползли наверх в ванную, оставляя чёткие шоколадные следы  на светлом ковре на ступеньках. Я сползла по стенке и села на что-то хрустящее — это мой уставший зад нашёл афикоман. Что ж, завтра сама себе куплю подарок, и пусть это будет моей новой традицией!

Когда дом затих, мы начали убирать на кухне. И тут я услышала тихий возглас ужаса Кранча: «Блл..еск!» Торт неожиданно выскочил у него из рук, акробатически сделал тройное сальто, и приземлился на пол кремом вниз, банально оголив нам свой непропитавшийся тыл. Мы не двигались и молча наблюдали за медленно ползущим во все стороны кремом…

Кажется, и в этом году мы не нарушили вот уже трехлетнюю традицию ОСОБЕННО отмечать в узком семейном кругу праздник освобождения. Лехаим!

%d такие блоггеры, как: